Иванъ Золотаренко

Иванъ Золотаренко
Е. Гребинка
Черкассы: 1899
• Цей текст написаний ярижкою.
Обкладинка

Иванъ Золотаренко.

 

 

повисть

 

Е. ГРЕБИНКЫ.

 

 

ЧЕРКАССЫ.
Друкарня В. В. КОЛОДОЧКЫ.
1899.

 

 Дозволено цензурою. Кіевъ, 19-го мая 1899 года. 

 

 
ИВАНЪ ЗОЛОТАРЕНКО.
 
I.
 

1654 року скинчылась боротьба нашого народу зъ Полякамы за виру и прысталы наши батькы до Московського православного царя. Король Казимиръ перебрався въ Шлёнщыну и за гроши хотивъ добуты побратымства зъ крымськымы татарамы; але-жъ воны все видтягувалы свою помичь, а мижь тымъ выманювалы грошыкы у Полякивъ… А тутечкы король шведськый Карлъ X-й все побывавъ Полякивъ; тамъ царь Олексій Мыхайловычъ пидійшовъ до Смоленського и туды-жъ, по воли гетьмана Хмельныцького, прямувавъ наказный гетьманъ, ниженськый полковныкъ Иванъ Золотаренко зъ козацьтвомъ ниженськымъ и черныгивськымъ.

Въ старовыну, якъ выступалы козацьки полкы, увесь городъ сходывся проводыты свій полкъ: матери выпроважувалы своихъ сынивъ, жинкы — чоловикивъ, сестры — бративъ. Кожный козакъ прощався зъ своимъ риднымъ гниздомъ и, йдучы въ походъ, покыдавъ симью. За для цёго и люде сходылысь, якъ выряжалы свій полкъ у походъ.

По весни, раннёю добою, почалы збиратысь козакы на велыкому ниженському майдани проты собору; одни верхы йихалы, други ишлы й велы своихъ коней; зъ ными й за нымы плепталысь жинкы, диты й стари… На майдани кышивъ народъ, якъ та комашня; люде крычалы, гомонилы, кони иржалы й брязкотила зброя козацька.

Не вспило гараздъ и сонечко пидбытысь, якъ уже прыихавъ полковныкъ Золотаренко.

Изъ собору выйшлы священныки у рызахъ, вынеслы бунчукы, корогвы, знамена; усе затыхло, військо упало навколишкы, а священныкы почалы молебенъ видправляты, потимъ кропылы знамена й козакивъ святою водою. Золотаренко поцилувавъ хреста, поблагословывся, видклонывся собору и всёму посполу и стрыбнувъ на коня. Скомандувано, — и військове знамено тыхо почало розвиватысь на ранковому витри, а мижъ тымъ загралы въ трубы.

— Прощавайте, хлопци, — казавъ народъ: — кому-то зъ васъ дасть Богъ знову побачыты се знамено оттутечкы, передъ соборомъ!

Выступалы козакы зъ миста.

Скилькы-то рукъ благословляло ихъ, скилькы-то очей довго–довго дывылось имъ у слидъ, покы не вляглася курява, яку пиднималы воны, йдучы по дорози.

— Пойихалы! — казавъ старый козакъ своему сывоволосому товарышови, що сыдивъ биля заставы мійськойи.

— Пойихалы! — видказавъ той, похытавшы головою.

— Богъ дасть и прыйидуть.

— А що?

— Якъ то що! Хиба ты не знаешъ?

— Я ничого не знаю.

— Якъ тилькы полковныкъ скочывъ на коня, а кинь такъ и впавъ на колина!…

— Погано, пане-брате! Се не на добре.

— Погано! оттаке було й зъ Налывайкомъ, якъ выижджавъ винъ на ту прокляту Солоныцю.

 
II.
 

Въ старовыну дуже поважалысь у насъ на Вкраини стрильци, що булы мытци въ своему дили. Й не дывно, бо тоди порядный стрилець бувъ и хорошымъ козакомъ.

Не дывно те жъ, що и весь Старый Быхивъ поважавъ органыстого пана Хому, бо винъ бувъ чудовый стрилець.

Тилькы й бачылы Хому, якъ правылась служба у костёли и винъ гравъ на органахъ; кинчалась служба — и слиду Хомыного не знайты, шукай пана органыстого або въ лиси, або въ болоти....

Було, по весни сонце вже сяде, зовсимъ звечоріе, мухы на носи вже не прымитышъ, а панъ Хома зализе у лисови кущи, та все бухъ! та й бухъ! дывысь! й несе повну торбу здоровенныхъ кулыкивъ.

Разъ якось ишлы вже люде зъ церквы, колы се высоко–высоко надъ мистомъ показалысь журавли; де-хто личыть журавливъ, а де-хто такъ дывыться. Якъ зъ земли, вырисъ Хома зъ рушныцею й пытаеться: «а якого, панове, стриляты?».

— Высоко дуже, пане Хомо, высоко! — закрычавъ народъ.

— То вже мое дило, чы высоко, чы ни! — видказавъ Хома, пиднимаючы рушныцю.

— Ну, такъ встриль того, що передъ веде.

Хома стрильнувъ, и той самый журавель, що попередъ усихъ летивъ, бухнувъ середъ вулыци.

Колысь у пана Врубельського зибралысь гости. Выпылы, якъ водыться, по чарци, по другій, по третій, а дали вже почалы й кухлемъ кружляты, а на решти — по черевычку панны Зоси, дочкы Врубельського. Расходылысь наши гости, та й давай кулями горобцивъ стриляты. Хто промахнеться, рушныцю лае, хто вцилыть за того выпывають!

Черезъ годыну вже нихто не мигъ и въ горобця вцилыты.

Що–то за лыха годына? — кажуть паны: — мабудь горобци сёгодня пообъидалысь чогось, що такъ крутяться, и вцилыты не можна! — А въ ихъ у самыхъ вже чмилыкы въ головахъ. — Чы не послаты-бъ за Хомою, — якъ то винъ стрилятыме сыхъ скаженыхъ горобцивъ?

Прыйшовъ Хома: що не встрелыть — горобець пада!

То ще й не все: отсе паны, — «стриляй въ голову» — и горобець безъ головы пада; — «стриляй у хвистъ» — и горобець безъ хвоста летыть. Паны такъ розсердылысь на Хому, якъ тилькы винъ пишовъ, за ёго вдачну стрильбу, що панъ Врубельськый описля видвертався видъ него и звавъ ёго грубіяномъ.

Якось у литку Хома бувъ у ксёндза.

— Подывысь, каже, пане Хомо, якый-то гыдкый народъ: такъ и стережы, щобъ хаты не спалылы.

Хома зырнувъ у викно, колы дывыться, ажъ на току наймытъ, що жыто молотывъ, сивъ на снопахъ, выкресавъ вогню та й закурывъ коротеньку люлечку.

— Я ёго, — каже Хома, йдучы зъ хаты, — провчу.

Черезъ хвылыну тамъ, або и меньшъ, ксёндзъ почувъ, — щось стрильнуло. Якъ несамовытый, выскочывъ зъ хаты: стоить Хома зъ рушныцею въ рукахъ, ще й дымъ не переставъ иты зъ рушныци.

— Що се ты робышъ? — запытавъ ёго ксёндзъ.

— Ничого, — каже Хома, — то я провчывъ вашого наймыта: выбывъ зъ-пидъ носа люльку.

Такый то чудовый стрилець бувъ той Хома. Здаеться й за день не персказавъ бы усёго, що помижъ людьмы балакалы про Хому. Давно-бъ ёго охрестылы въ видьмакы, або въ знахари, якъ бы не бувъ винъ органыстомъ въ костёли.

 
III.
 

Циле лито наши козакы зъ москалямы сыдилы надъ Смоленськымъ, и таки 10 жовтня Смольняне виддалысь нашымъ. У всю цю вийну пидъ Смоленськымъ наши козаченькы зъ своимъ наказнымъ гетьманомъ завзято былысь проты Смольнянъ. Царь Олексій Мыхайловычъ дававъ Золотаренкови подарункы, запрошувавъ на свои царськи обиды. Посчастыло наказному: винъ скоро звоювавъ Гомель, Чычерське, Пропійське, Новый Быхивъ, коло Шклову побывъ війско князёве Радзивылове, и своимъ військомъ облягъ Старый Быхивъ.

Бувъ вечиръ. У своимъ намети Золотаренко прыймавъ посланця видъ обложеныхъ Быхивцивъ. У всимъ табори козацькому вже разводыли вогонь — варыты кашу та галушкы; коло вогню збиралысь козакы.

Ступнивъ за 50 видъ гетьманського намету сыдилы коло вогню тры козакы; одынъ сывый, якъ молоко, у другого — вусы чорни, якъ вугиль, а въ третёго вусы жовти–жовтисеньки, такъ такы зроду жовти.

Сыва голова курыть люльку и казку каже, а ти два те жъ курять и мовчки слухають.

— Въ ыншому царстви, не въ нашій держави....

— А де жъ саме? — спыталысь жовти вусы.

— Що? — каже сывый.

— Де се ынше царство?

— Звисно, тамъ десь!

— Ага!

— Жылы соби тры браты, та вси Киндраты....

— И вси розумни? — запытавъ козакъ зъ жовтымы вусамы.

— Пидожды, скажу.

— Не забигай-бо попередъ батька въ пекло, — вурчавъ чорновусый козакъ.

— Ни, я такъ тилькы.

— Вси тры Киндраты, два розумныхъ, а третый — дурень.

— Я такъ и думавъ, — прошепотивъ жовтовусый.

— Та нужъ-бо не перебаранчай! А то, ій же Богу, перестану казаты, нехай вамъ сорока доказуе.

— Ни-бо, ни, кажы! я ничого вже…

— … И утикалы воны зъ Озова…

— Чого-жъ воны втикалы? — спитавсь жовтовусый.

— Мабуть въ полону булы, — видказавъ чорновусый.

— Тьху на васъ! отъ дурни! — плюнувши сказавъ сывый козарлюга. — Кажы имъ казкы, а воны заразомъ тоби два говорять! Гирше бабивъ, далеби, гиршъ! Нехай же вамъ каже казку сира корова, а не козакъ добрый.

И справди, старый росходывсь, може-бъ що й лыхе скоилось, якъ бы тутъ нашыхъ козакивъ незайняло що ынше: якъ разъ о сю пору зъ гетьманського намету вывелы козакы быхивського посланця.

— Кажить, хлопци: Слава Богу! — казавъ одынъ козакъ, пидходячы до вогню.

— Слава Богу, Мыкыто! А що-жъ тамъ таке?

— Слава Богу! — сказалы те-жъ чорновусъ и жовтовусый.

— Онъ що: завтра будемо въ Старому Быхови, — видказавъ козакъ.

— Прыступаты будемо?

— Навищо, колы сами городяне безъ бою виддаються! ничого и походомъ втрачатысь.

— Брехня! — каже старый козарлюга.

— Грудку земли ззимъ, що брехня! — пидхопывъ жовтовусый.

— И то добре, хочъ вусы вычернышъ, якъ ничого не доведешъ, сказавъ Мыкыта; — а що я сказавъ, те й буде.

Черновусъ засьміявся, покручуючы свои вусы.

— Отъ бачыте що, — почавъ зновъ Мыкыта: — оце тильки я выпровадывъ ксёндза зъ гетьманського намету; винъ прыходывъ зъ повынною й обицявсь завтра у-до-сьвита видчыныты мійську браму.

— Онъ що! Тожъ мы одбудемо завтра день Виры, Надіи й Любовы уже въ мисти.

— Отъ-то мабуть радый нашъ полковныкъ! — промовывъ жовтовусый....

— Дывно мени, — зновъ почавъ Мыкыта: — полковныкъ нашъ чогось нибы злякався, що ёму завтра городъ оддають; навить ставъ видпыратысь, а самъ увесь поблидъ. Богъ ёго Святый знае, чымъ бы воно скинчылося, та, спасыби, московськый войивода, отой такы, що скризь зъ нашимъ полковныкомъ йиздыть, ставъ казаты и те, и друге, и трете, наче зъ кныжкы чыта; а полковныкъ махнувъ рукою та й каже: я не ворогъ — каже — цареви, на те й прысягавъ; завтра увійдемъ въ городъ, — и тилькы.

— Дывно, дывно! — промовылы козакы.

— И въ голови не прыберешъ, — сказавъ Мыкыта, здвыгнувшы плечыма.

— Я такъ знаю, — казавъ старый козакъ, хытаючы своею сывою головою. — Ось слухайте лышень, хлопци: вы люде молоди, ще пережывете мене; може й вамъ колы въ прыгоди стане така оказія, — тилькы цуръ не перебаранчаты; бо се вже не казка, а былыця.

Козакы згодылысь, пидсилы блыжче, а старый козакъ почавъ тыхенько.

— «Я вже давно жыву пры Золотаренкахъ; полковныкъ и вырисъ на моихъ рукахъ, слухайте-жъ мени! Отъ, бильшъ десятка рокивъ буде передъ сымъ, маты такы нашого полковныка дуже побывалась за своимъ чоловикомъ, якъ старого, памятаете, вбылы крымськи татары. Кахыкала та все охкала, сохла та вьяла, покиль не доохкалась смерты».

«Запрычащалась небищыця, поклыкала Ивася (Васыля тоди не було дома). Якъ прощалась вона зъ нымъ, то уси плакалы! Цилувала ёго, благословыла, та все казала одно: «Не забувай, сыну мій, сестры меньчои; вы зъ братомъ вже добри козакы, а вона-жъ то одна сестра у васъ, та ще до того й маленька; забудешъ іи — Господь тебе забуде, занехаешъ, — мои кисткы въ домовыни перевернуться». Ще разъ стара перехрестыла сына и жинку ёго, й Богу душу виддала».

«Поховавъ полковныкъ матиръ; видправывъ панахыды, справлявъ обиды, якъ слидъ по хрыстыянському звычаю, а сестру Любку узявъ до себе: ій щось чы 13, чы 14 годкивъ було».

«Дуже кохалы свою сестру полковныкъ зъ жинкою, втишалысь й не навтишалысь нею; а вона жъ така добра та веселенька, усе-бъ гуляла соби, якъ та рыбонька-краснопирочка вильная, усе-бъ щебетала, якъ та пташка Божа! Уже на що я старый чоловикъ, а було, якъ побачу нашу панночку, цилисенькый день мени якось весело.... та такы й стари, й мали — уси любылы іи».

«Недалечко видъ насъ жывъ польськый староста, забувъ, якъ его звалы; та такый гладкый, — шыя товща головы була; а въ сёго старосты бувъ попыхачемъ шляхтычъ Хранцишокъ, такы ничого казаты, моторнячый хлопець, молодый, чорнявый, зовсимъ козакъ, якъ бы не католыкъ. Винъ було то того, то сёго — та й прыйде до нашого пана. Отъ тутъ уже не зумію сказаты вамъ, якымъ воны побытомъ, чы якъ тамъ, зійшлысь соби зъ Любкою, та й покохалысь. А вона жъ то й покохала, просты Господы, такого безридного шляхтыча, та ще й католыка. Отъ воны соби й кохаються та ще й такъ хытро, що нихто й не довидався про ихъ кохання».

«По весни, рокивъ черезъ тры писля смерты полковныковой матери, я, наче теперъ, йду соби дворомъ, а надъ дворомъ летыть пара дыкыхъ качокъ, взялы та й спустылысь на ричку, що за садкомъ. Полковныкъ стоявъ на ганку, та й бачывъ, взявъ рушныцю й пишовъ у садокъ, чы не вбье часомъ з'за кущивъ тіеи дычыны, та й каже мени: «Даныло, ходимъ лышень зо мною, вытягнешъ качокъ зъ воды». Винъ мене дуже любывъ....».

«Йдемо мы садкомъ, а садокъ увесь цьвитомъ застелывся; дерево — наче пидъ снигомъ, та такъ пахне, такъ пахне; а соловейкы вже почулы вечирню добу, та й почалы переклыкатысь въ кущахъ, такъ и залываються надъ ричкою; а мы все йдемо; вже й ричку выдко. Полковныкъ звивъ рушныцю й почавъ цилытысь....».

«Колы се зразу винъ переставъ цилытысь и ставъ, наче вкопаный, й рукы ёму опустылыся, дывыться на черешню; я й соби гулькъ туды-жъ, та ажъ рукамы объ полы вдарывсь. Чы вирыте, хлопци, хочъ воно й мынулось, а ій Богу жъ правда! сыдыть пидъ черешнею Хранцишокъ поганый, а наша Любка у ёго на колинахъ, та такъ обіймае та цилуе ёго.... и не чуе, що й мы тутъ....».

«Якъ кынеться мій полковныкъ, наче вовкъ, просты Господы, якъ видкыне сестру, насивъ Хранцишка, та й почавъ ёго душыты за горло. А Любка въ крыкъ, та й стала прохаты брата. «Воно такы й правда — казавъ полковныкъ — не варта от-ся гадына, щобъ козацьки рукы каляты объ неи. Лупы ёго, Даныло, нагаемъ!».

«Якъ учыстывъ же я ёго нагайкою, такъ уже на ёго бувъ сердытый! Любка пидняла галасъ, а шляхтычъ, якъ переляканый заяць, кынувся въ кущи, видтиль въ човенъ и стрилою поплывъ за водою; тилькы й чулы мы видъ нёго: «памятай, Иване, сей день — мы ще побачымось зъ тобою».

«Полковныкъ ухопывъ рушныцю й стрильнувъ ему на-здогинци, такъ куды тоби, — далеко, а рушныця була зъ шротомъ, — тилькы горобцивъ сполохавъ».

«Глянувъ я на Любку: а вона-жъ-то била, якъ полотно, прыхылылась до черешни й не дыше; полковныкъ ухопывъ іи за руку, вона, якъ той снипъ, такъ и впала на траву. Тилькы й бачылы Любку веселою! зъ того часу нихто й не пизнавъ бы іи: вона й не плакала, не побывалась, тилькы зъ лыця спала, та чудно якось поглядае, ходыть и хыляеться, отъ-отъ упаде; ухопыться за що-небудь, постоить, та й пиде соби зновъ.»

«Про писни не пытай — не то писень, гласу не чуты: тилькы, було, якъ назбираеться гостей, братъ и почне докоряты, що полюбыла вона католыка, й почне Хранцишка дорикаты: й обирванцемъ, й блюдолызомъ и усякымы словами называты, — тоди де та й одвага визметься у Любкы: почервоніе, наче макивка, пидниме голову та й скаже було: «Лучче вбыйте мене, братыку, та зразу, а нижъ мучыте мене!» та такъ скаже, що полковныкъ тилькы въ землю гляне, промурчыть пидъ нисъ: «бачъ, якъ важко!» та й замовкне».

Багато велыкыхъ панивъ сватало нашу Любку, — ни за кого ни пишла. Лучче мени важкый камень, — каже, — носыты, а-нижъ нелюба мылымъ зваты; лучче гиркый полынь йисты, чымъ зъ нелюбомъ за вечерю систы».

— «За когожъ ты пидешъ? — було спытае полковныкъ».

— «За Хранцишка — або въ домовыну»!

— «За Хранцишка? за того поганця-шляхтыча?… — й почне було лаятысь.

— «Не лайтесь, братыку, краще буде, якъ звелыте мени яму копаты… нехай дяки просьпивають надо мною ти писни, що малось дружкамъ спиваты», — було промовыть Любка та й пиде соби тышкомъ видъ брата».

— «Говоры зъ дурною, вона все свое верзе!» — крыкне полковныкъ, плюне, та й пиде.

«Такъ мынуло лито; почавъ уже зъ дерева лыстъ осыпатысь, а Любци усе гиршае; якъ свичка танула вона, моя ластивонька! Жалко й згадуваты. Прыйшлы вже іи меныны, и якы мы ради булы, що Любка наче воскресла, тилькы худа, а щокы наче вогнемъ горять, якъ и спершу, очи, якъ дви зиронькы блыщать».

«Полковныкъ зрадивъ, понаносывъ ій намыста перлового, турецькыхъ хустокъ та иншыхъ подарункивъ; подывылась вона, всьмихнулася, похытала головою, та й каже: «сховайте, братыку, все се; воно вамъ може на що здасться, а мени ничого не треба, бо я сегодни вмру: такый мени сонъ снывся. Звелить посадыты черешню на моій могыли; люблю я черешню, легше мени буде въ сырій земли пидъ сымъ деревомъ лежаты. Воно зацьвите по весни й обсыпеться на мою могылу билымъ пахучымъ цьвитомъ… на нёму сяде зозулька и прынесе мени, братыку, звистку про васъ, якъ вы будете въ далекимъ походи, и про нёго… не гнивайтесь, братыку! Чымъ винъ скрывдывъ васъ? що мене любывъ?…

— «Етъ, бабськи выгадкы! — сказавъ полковныкъ, зъ хаты йдучы....

«У вечери того-жъ дня Любка вже на столи лежала: уси плакалы, и самъ полковныкъ голосывъ, якъ та баба, и я, братьця, плакавъ, ій Богу!…»

Старый замовкъ и втеръ слёзы кулакомъ.

«Не смійтесь, хлопци! Якъ выймалы мени пидъ Варшавою кулю зъ плечей клищамы, я не зморщывся ни-на-отъ стилькы, — увесь Ниженськый полкъ зна, а тутъ жаль узявъ....»

«Поховалы іи, мою пташечку, и наче въ кожного чогось не стало… Полковныкъ зажурывсь, багато добра роздавъ биднымъ, а надъ іи могылою збудувавъ церкву Виры, Любовы й Надіи.

Отъ уже скилькы литъ мынуло, а якъ настане храмъ новои церквы, винъ ходыть ни жывый, ни мертвый, сумный та невеселый, усе Богу молыться. А тутъ ще завтра въ сей самый день треба в'іжджаты въ городъ… онъ що… де жъ тутъ ёму веселиты?»

— Правда, — загомонилы козакы. — А куды жъ дивався Хранцишокъ?

— Гмъ! Хранцишокъ? хто его зна! Бачыте: тутъ скоро мы зъ Ляхамы не помырылы и товстый староста давъ драла туды въ Польшу, до своихъ блыжче, а Хранцишокъ, люде кажуть, вступывъ у ченци, звисно вже, не въ наши, а въ свои, католыцьки.

— Спасыби, Даныло, сказавъ Мыкыта: — теперъ усю дорогу не забуду, що ты росказувавъ. Прощавайте, хлопци!

— Куды-жъ се ты? — спитавъ его Даныло.

До полковныковои жинкы звистку даты, що завтра остатній городъ беремо и що полковныкъ скоро буде дома.

 
IV.
 

У вечери передо днемъ святыхъ Виры, Надіи й Любовы сыдивъ Хома органыстый за вечерею; поручъ зъ нымъ его сынъ Ёсыпъ, хлопья литъ восьмы, а насупроты — жинка. Вечерялы воны юшку зъ картоплею.

— Ну, юшка! — вурчавъ Хома, бовтаючы ложкою по мысци, — якъ бы посварылысь мижъ собою картоплыны та захотилы побытысь, то за цилый день далеби що не піймала-бъ одна однои въ цій юшци… Я такы, хвалыты Бога, чоловикъ та й то ничого не вловлю… Марысько! чы не мае тамъ чого смашнишого? га?

— Усе вже выйшло, — видказала жинка; — завтра и такого не буде; у мисти нема ничого; ты давно й на ловахъ не бувъ.

— Погано! за мисто и носа не можно выткнуты; округы все москали та козакы, пропалы ловы.... а сіеи юшкы зовсимъ не можно исты — сама вода. Цю-цю, Хайно! чы не хочъ юшкы? Бачъ, жинко, й собака не йисть, понюхала та й одвернулась.... Я думаю, зъ цурпалкомъ смашниша-бъ була юшка, а ся картопля гирше дерева.

— И то на превелыку сылу выпрохала у ксёндзовои наймычкы; пообищала зайця даты зимою.

— Тату, тату! я хочу зайця, — казавъ Хоми ёго сынъ: — дай мени, тату, зайця!

— Нема, Ёсыпе, зайця, нема, йижъ лышень юшку.

— Ты-жъ самъ, татку, кажешъ, що собака не йисть сіеи юшкы, и я не хочу.

— Такъ лягай спаты.

— А де-жъ заяць?

— У лиси гуля соби, жде покы ты пидростешъ та встрилышъ ёго.

— О, я ёго зразу встрилю; дай мени рушныци, я прынесу зайця. Ходимъ, Хайно!…

Ёсыпъ скакнувъ до долу й почавъ тягаты собаку за вуха, приказуючы: — Ходимъ, Хайно, ходимъ на ловы, намъ дадуть хлиба на дорогу, а я письни засьпиваю потимъ.... А я, тату, нову письню вывчивъ! Чуешъ, ты знаешъ мою нову письню?

— Яку?… ни, не знаю.

— Се мене вывчывъ сёгодня чернець, такый добрый. Побачывъ мене у ксёндза та й вывчывъ сьпиваты новои письни; ось слухай!

И скоро хлопець почавъ тоненькымъ голосочкомъ побожнои письни, якъ за дверыма хтось чытавъ молытву. «Аминь»! сказавъ Хома, и въ хату увійшовъ ксёндзъ.

— Добре! молиться Богу, мои диты, молиться, — казавъ ксёндзъ, пидходячы до столу; — бо тяжки часы насталы! Хвалите Бога, хвалите имъя Боже каже пророкъ Давидъ у 112 псалми… А якый прехорошый голосокъ у вашого Ёси! ходы сюды, моя крыхотко! — ксёндзъ поблагословывъ Ёсыпа, поцилувавъ его въ голову, сивъ и почавъ казаты Хоми:

— А я до тебе за диломъ, прыйшовъ побалакаты за твого сына; винъ, мабудь, вгадавъ, що такъ розсьпивався.

— А що таке? — спытавъ, кланяючысь, Хома.

— Онъ що: до мене прыйшовъ изуитъ, дуже мудра голова; Господь благословывъ ёго!… Винъ бачывъ сегодня твого сына у мене, хоче ёго вчыты, що-бъ зробыты его чоловикомъ.

Хома вклонывся.

— Та пора-бъ уже Ёсыпови вчытысь, а то що зъ нёго буде? хиба гарный стрилець, та й то Бо-зна, стрильба не всякому йде.

— Звисно, не всякому, — промовывъ Хома поважно, хытаючы головою: — отъ хочъ бы й панъ Славыцькый, якихъ тилькы рушныць немае въ ёго: й зъ насичкою, и зъ позолотою, и стриля вже годъ зъ двадцять, якъ я зазнаю, а й доси не вміе гараздъ и стрильнуты; ще шротомъ — туды-сюды — чужыхъ голубивъ лякае у себе на гороси, а кулею....

— То жъ бо то! — перебывъ ксёндзъ: — самъ ты чоловикъ розумный, знаешъ дило; а тутъ само счастя йде тоби въ рукы. Чернець почувъ, що ты вбогый, бачыть твою дытыну дотепною й охочею до вчення и хоче зробыты велыкого чоловика зъ твого хлопця. Чого доброго, може ще й я скажу на старисть: попросы, Хомо, свого сына, що-бъ мени кращу парафію давъ.

— Жартуете! — сказавъ Хома.

— А щожъ тутъ такого? Буде вчытысь та старшыхъ поважаты, то й попаде въ быскупы.

— Куды намъ гришнымъ и думать про се!

— Чому-жъ ни? Ты чоловикъ бидный, се не завадыть твоему сынови буты чоловикомъ поважнымъ, кардыналомъ. Ты бачывъ у мене въ литку, яки хороши й пахучы квитки булы, — аджежъ зъ земли, зъ калу повыросталы.

— Нехай буде воля Божа! вы бильше знаете. Колы-жъ и якъ визьме чернець мого Ёсыпа?

— За для сёго прыйды до мене о-пивночи; теперъ винъ на молытви, а завтра вранци хоче втикты, такъ побалакаты зъ нымъ треба скоришъ.

— Охъ, Маты Божа! — сказала Хомыха, — якъ же винъ пройде помижъ козакамы?

— Се вже не твое й не наше дило! Господь бороныть святыхъ своихъ! Ты соби лягай спаты, а чоловикъ твій о-пивночи прыйде до мене побалакаты за сына. Хто зна, може Ёсыпъ ще й папою буде?

— Господы Мылосердный! хиба-жъ колы таке бува? — спытавъ Хома.

— Ще-бъ не було! Одынъ ставъ поважнымъ чоловикомъ тымъ лышень, що вмивъ смашну юшку варыты. Такъ я тебе ждатыму. Прощайте!

— Гляды-жъ мени, Ёсыпе, — сказавъ Хома, якъ пишовъ ксёндзъ, — не вары тилькы такои юшкы зъ картоплею; зъ нею далеко не зайдешъ.

 
V.
 

Пидъ костёльною брамою въ Старому Быхови, ливоручъ, есть двое дверей; други двери ведуть у довгый, вузькый лёхъ; у кутку того лёху ище двери въ маленькый лёхъ, що киньчаеться зализнымы дверыма у велыку хату; въ сій хати було зовсимъ пусто, якъ и въ лёху, але въ другій хати, що зъ боку, топылось въ коминку; проти него — стилъ, на нёму сяла золочена чаша, надъ якою стоявъ хрестъ зъ чорного дерева; и дали, въ темному кутку, на дзыглыку лежавъ якійсь струментъ зализный, наче-бъ то щыпци; ксёндзъ роздувавъ невелычкымъ михомъ вугилля, на якому стоявъ закрытый казанокъ; за столомъ сыдивъ изуитъ, проты нёго — Хома.

— Ну, що-жъ ты, згожуешся? — спытавъ изуитъ.

— Страшно, святый отче, дило нечысте!

— То зовсимъ не твое дило; нихто тебе на дило нечысте пидбывать не стане; се дило лыцарське; адже-жъ Соломонъ высвободывъ....

— Страшно.

— Та не вже ты промаху боишся?

— Хто се, я? ни, не робить мени сорому! я на двадцять ступнивъ въ горобця попаду, попаду въ гудзыка.

— Про що-жъ ты турбуешся? тоби тилькы выстрилыты влучно, — та й всему край! Та за то матымешъ усе, про що не сьмивъ-бы й у-ви-сни марыты. Твого сына вывчать якъ гетьманського, винъ буде колысь славою для тебе и впокоить твою старисть.... и все те такъ легко!.... Колы небудь и мене спомянешъ, стоячы на рундуци св. Петра мижъ усякымы велыкымы панамы, а твого сына на престоли пестымуть попы, на нёму папськый винець, увесь Рымъ прыпаде до земли й змовкне, и въ сій тыши винъ буде благословыты.... Прыгадаешъ, счаслывый батьку, мене й самъ посьміешся тому, що сёгодня не згожувався…

— Та воно такъ, якъ дожыву, а якъ же прыйдеться й пропасты, то Богъ зъ нымъ, зъ папою тымъ.... нехай ёго Господь благословыть.

— Догадуюсь: ты боишся, що бъ тебе не вбылы.

— Ваша правда.

— Не думавъ же я, щобъ ты бувъ такымъ дурнемъ. Хиба жъ мы выкажемо на свого? Ты бачъ-от-тутъ на вугилли ростоплюеться саме чысте срибло; зъ нёго я выллю святу кулю, яка бье невыдымо й нечутно; ты нею выстриль въ одній хати, а въ другій нихто й не чутыме.

— Не-вже? Охъ, святый отче, давно я чувавъ про таки кули! Мени одынъ шляхтычъ зъ Галычыны росказувавъ, що самъ бачывъ такого охотныка: пидійде, каже, з-за куща до качокъ и по одній всихъ перестриля, а ти й не догадаються…

— Отъ, бачъ, и ты знаешъ. Ну, що-жъ, згожуешся?

— Чому-жъ и не згодытысь! Добре зроблю дило, тилькы вже вы ще такыхъ куль видлыйте.

— На вищо?

— Такъ, бачте, про всякый случай, для вловивъ; будьте ласкави!

— Не треба, Хомо; твоя рушныця всякый разъ не чутно буде стриляты, якъ тилькы разъ выстрилыть сіею кулею.

— То я такечкы у сю дычыну перестриляю, то я…

— Годи вже, мій сыну! не дуже лышь завдавайся мырською суетою; отъ-отъ настане свята хвылына, молысь!…

Уси трое поставалы навколишкы; изуитъ потыхеньку почавъ молытысь....

Въ хати тыхо було, тилькы видъ молытвы луна йшла пидъ стелею, колы-не-колы, якъ та гадына люта, зашыпыть срибло у казанку, або якось боязко затрищыть вугилля, або вогонь запалахкотыть, блысне сынимъ сьвитомъ на тыхъ, що тутъ молылысь. Изуитъ узявъ зъ темного кутка та й поклавъ на стилъ зализну форму для кули, вынявъ потыхенько казанокъ и звеливъ Хоми пыльнійше молытысь. Хома, наче мала дытына, стоявъ на вколишкахъ, чытавъ молытву, схрестывшы рукы на грудяхъ та схылывшы голову; наче кризъ сонъ, чувъ винъ, якъ ростоплене срибло влылось, шкварчачы, у форму, якъ вылыта куля брякнула въ чашу й дзвенила, котючысь по гладкому дни чаши; наче сонный, винъ говорывъ за изуитомъ страшну прысягу, и тилькы тоди прочунявъ, якъ изуитъ и ксёндзъ звелилы ёму встаты, положылы ёму на долоню блыскучу кулю, всю змережану латынськымы словамы, й протягомъ засьпивалы: «Тебе Бога хвалымъ (Te Deum laudamus!…)!…».

Хома здавывъ у руци кулю й кынувся втикаты додому; страшно якось шелестилы ёго ступни по темныхъ та порожныхъ лёхахъ; гаряча срибна куля пекла й ворушылась у нёго въ руци; а голосне «Тебе Бога хвалымъ», наче въ его въ вухахъ, грымило въ темноти по-пидъ порожнымы стелямы.

 
VI.
 

Сумно було въ ридній сторони полковныка Золотаренка.

И зъ пыхою, и поважно, та невесело повертався ниженськый полковныкъ у свій ридный Корсунь. Попередъ ёго йихало значне товарыство, за нымъ військова старшына, кругъ ёго розвивалысь бунчукы и значкы; вирны козакы и народъ товпылысь коло нёго, але самъ полковныкъ уже не гарцювавъ на баскому турецькому кони, не блыщала передъ народомъ ёго полковныцька булава....

Лежавъ винъ мертвый у чорній домовыни; ворони кони, якось сумно похылывшы головы, тыхо везлы ёго. Не крычавъ народъ, весело прывитаючы свого славного земляка, — плакалы й рыдали уси, ёго зустричаючы. Домовыну постановылы въ деревяній церкви, що збудовавъ небижчыкъ; люде поросходылысь, тилькы полковныкова жинка ще довго стояла й плакала....

Дали й вона пишла.

И день бувъ якыйсь сумный, осинный день; холодный витеръ гнавъ по небови хмары, ревивъ-стогнавъ по диброви, зрываючы й крутячы пожовкле лыстя, вода въ ричци то сынила, наче загартована сталь, то чорнила, якъ зъоране поле, й брызькала пиною на беригъ; галкы мыттю пролиталы надъ ричкою, вылысь надъ дибровою и зъ жалибнымъ крыкомъ сидалы на бани й на хрестахъ одынокои церквы, де лежавъ убытый полковныкъ....

Не одни очи поглядалы сумно й боязко на золоти хресты, що сяли поверхъ темныхъ дубивъ и тополивъ.

Наставъ вечиръ такый саме холодный, витряный, непогожый. У церкви горилы свичкы передъ намиснымы образамы и кругъ домовыны. Мыра зибралося мало: полковныця зъ дитьмы, килька чоловикъ родычивъ и блызькыхъ товарышивъ небижчыка. Завтра мавъ буты значный похоронъ; народъ одпочывавъ въ непогоду, ждучы завтришнёго дыва.

Почалы правыты вечерню; кризь жалибни писни дякивъ часомъ чутно, якъ плаче й рыдае жинка небижчикова; дали, якъ усе стыхне, голосно почне въ вивтари свои молытвы панъ-отець; здаеться, наче невыдымы янголы выголошують си святи, утишни речи людямъ, що побыти лыхомъ та горемъ.

На рундуци стоялы два козакы въ просторыхъ кобенякахъ й, опираючысь на шаблюкы, велы тыху розмову.

— Еге, — казавъ сывый козакъ: — чы гадавъ я, носячы нашого полковныка ще маненькымъ на своихъ рукахъ, що мени старому доведеться ёго поховаты!… я вчывъ ёго верхы йиздыты й стриляты.... Памятаю, наче теперъ се діеться, якъ мы зъ нымъ стрилылы першу зозулю, отъ-то радилы!.... Бидне хлопья, наче та кизка, скакало надъ зозулею, якъ ягода, почервонило зъ радощивъ; округы, мабудь, блызько не знайшовъ бы кращои видъ нёго дивчыны, далеби, що такъ, пане брате!… Тоди ще я запрымитывъ, що зъ него буде козакъ добрый… та й правда-жъ такы! багато мы зъ нымъ наробылы лыха нашымъ ворогамъ, та й честы багато запобиглы!.... Передъ полковныкомъ Золотаренкомъ городъ, бувало, не городъ, крипость не крипость!… А пидъ Смоленськымъ насъ якъ на рукахъ не носылы; царь Московськый въ нёму души не чувъ: ёму й обидъ не въ обидъ, якъ нема зъ нымъ полковныка Золотаренка. Царь прыславъ ёму срибну чарку, соболивъ й оксамыту. Поважный чоловикъ, а довелось умерты, просты Господы, пидъ поганымъ городомъ Старымъ Быховымъ!… та ще й безъ бою вбылы прокляти, не ривняючы до нёго, якъ тетерю!…

— Роскажы-лышъ до пуття, якъ се скоилось?

— Отакечкы, якъ бачышъ, самъ не прыдумаю, якъ ся бида сталася!.. Мы, бачъ, увійшлы въ Старый Быхивъ… намъ и ключи прынеслы, й народъ зустричавъ насъ хлибомъ-силлю, а ченци католыцькы зъ хрестамы. Полковныкъ йихавъ на гнидому коневи, у всихъ оздобахъ, а поручъ ёго московськый войивода; поривнялысь воны зъ костёломъ; колы се зразу якъ лясне щось, наче батогомъ, а на дзвиныци закурывъ дымокъ. Я вже звыкъ до сёго, зразу и вгадавъ, що се на смерть положыть когось. Народъ загомонивъ; дывлюсь: полковныкъ захытавсь на сидли, прыклавши праву руку до серця; я до нёго, знявъ зъ коня, а кровъ такъ и дзюрыть въ нёго зъ грудей.

— Прощай, каже, Даныло! нехай мене поховають въ Корсуни у моій церкви, та скажы жинци… не договорывъ, виднявъ праву руку видъ грудей, и мовчкы показавъ на людей, одвернувся и вмеръ!… Я глянувъ туды: мижъ народомъ стоить Хранцишокъ, одягненый по-чернечому, и страшно дывыться на полковныка… Я кынувсь за нымъ, крычу: «ловы ёго!», а винъ счезъ, наче кризь землю провалывся. Піймалы двохъ–трёхъ ченцивъ, та все не того. А тутъ пиднялася ризня! уси крычать: «зрада!». Не прыведы Боже, якъ страшно! Наши молодци кынулысь на дзвиныцю и піймалы розбишаку!

— Піймалы! Хто-жъ винъ?

— Соромъ казаты: простый органыстый, Хома!… якъ згадаешъ, що славный полковныкъ згынувъ видъ органыстого, и злисть, и соромъ бере тебе!

— Я бъ его!…

— Я й самъ змирявся надъ нымъ повтишытысь, зигнаты серце, колы воно ка-зна-що!

— Ка-зна-що?

— Такы чорты-батька-зна що! не вспилы хлопци стягты ёго по своему зъ дзвиныци, винъ уже и вмеръ.

— Жалко!

— Ничого робыты! пишлы до ёго дому: жинка була у нёго, окаянного, де-яке збижжя: усе пропадомъ пишло!… хлопья було, плакало бидолашне, усе казало: «не быйте мене, дядечкы, я вамъ письни засьпиваю». Я вже думавъ пожалиты ёго!… колы й зъ нымъ справылысь наши хлопци!.... Духъ святый пры насъ!… Глянь, Мыкыто, онъ въ темному кутку церквы, на ливо, де покійнычка Любка похована, бачышъ?

— Ничогисенько! — видказавъ Мыкыта, дывлячысь у середину церквы, прыкрывши очи рукою.

— Ой, буде халепа!… Подывысь… бачъ — у темряви наче свичка горыть?

— Та то такъ щось, а ты вже й злякавсь?

— Таке-жъ! Мени тилькы дывно…

— Чого-ж се въ тебе зубъ на зубъ не попада, Даныло?

— Змерзъ, Мыкыто! Мымоволи зацокотять зубы на такому витри; чуешъ, якъ завыва! наче й дощыкъ крапае. Ходимъ лышъ у церкву; що тутъ мы робытымемъ, покы вечерня скинчыться.

Даныло зъ Мыкытою увійшлы въ церкву и тыхенько зачынылы двери за собою.

Въ сю годыну ще тихище щось таке чорне выйшло зъ тыхъ кущивъ, що рослы биля церквы, потыхесенько пидійшло до дверей, заперло ихъ знадвору, хутко обійшло кругъ церквы и сховалось у диброви.

Въ церкви правилась вечерня. Осинне небо було, наче домовына, чорне; колы се зразу на ёго темному грунти ставъ вогняный стовпъ, полумья сердыто разлывалось у повитри, віяло зъ витромъ, выхремъ крутылось, осьвичуючы далеко–далеко.

Зъ жахомъ побачылы Корсуняне, що горыть церква, де стояла полковныкова домовына.

Поназбигалось людей, але нихто де змигъ пидійты до церкви, бо вона вся була въ полумьи; страшенный витеръ, розрываючы полумья, то генъ-генъ односывъ ёго, то, розстылавъ ёго, схыляючы до земли, або шырокымы хвылямы розлывавъ по ній.

Спершу чуты було, якъ люде крычалы въ церкви, а потимъ все стыхло. Страшно задзвынилы сами дзвоны, наче вичну память; ревило пожарыще, далеко по темному неби розлиталыся ыскры, а проты церквы на могыли люде, запрымитылы, — що-сь таке стоить, закутане въ чорну керею: воно стояло непорушно, пиднявшы рукы вгору, осьвичене червонымъ полумьямъ видъ пожежи, и тилькы тоди счезло, якъ дзвинъ церковный упавъ и заховавъ пидъ собою тило полковныка Йвана Золотаренка, всю его симью, родычивъ и товарышивъ.

Довго ще балакалы въ Корсуни про страшну пожежу та, про страшну ману, що зъ могылы дывылась на пожарыще. Навить де-яки сьмилыви, яки блыжче пидходылы до тіеи маны, казалы, наче воно щось знайоме на выду, наче подибне до Хранцишка. Такъ и ришылы, що то, мабудь, нечыста сыла.


Кинець.

СКЛАДЪ ИЗДАНІЯ
ВЪ КНИЖНОМЪ МАГАЗИНѢ ЖУРНАЛА
КІЕВСКАЯ СТАРИНА
(Кіевъ. Безаковская, 14).
 
Тамъ же продаются слѣдующія книги:

1. Дзвонарь. Сужена. Надіи. Оповидання. К. 97. ц. 5 к.

2. Днипрова Чайка. Хрестоносъ. К. 96, ц. 5 к.

3. Конисскій. У тиснои бабы. К. 94. ц. 5 к.

4. Карпенко-Карый (Тобилевичъ). Сто тысячъ. Черк. 98. ц. 8 к.

5. Карпенко-Карый (Тобилевичъ). Розумный и дурень. Черк. 98. ц. 8 к.

6. Оповидання про давне. К. 96. ц. 5 к.

7. Шулика. Де знайшовъ, де загубывъ. Черк. 97. ц. 5 к.

8. Левицькій И. Прыятели. Черкассы. 99. ц. 5 к.

 

Отсюда же можно выписывать всѣ, существующія въ продажѣ, книги на малорусскомъ языкѣ, не исключая библіографическихъ рѣдкостей, а также музыкальныя произведенія Н. В. Лисенка.

 

 
Цина 3 коп.


Суспільне надбання

Ця робота перебуває у суспільному надбанні у всьому світі.


Цей твір перебуває у суспільному надбанні у всьому світі, тому що він опублікований до 1 січня 1927 року і автор помер щонайменше 100 років тому.